Меню
16+

Официальный сайт газеты «Новое время».

20.04.2019 10:57 Суббота
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 13.04.2019 г.

Девяностая весна Тамары Григорьевны

У каждого человека своя история, своя память, своё прошлое. Т.Г. Калабина – не исключение. 5 апреля ей исполнилось 90 лет. Она с улыбкой говорит: «Самой не верится, а ведь мне уже десятый десяток!»

Родом она из Большого Кантата. Когда началась война, ей было 12 лет. А раньше ведь, рассказала Тамара Григорьевна, работали с раннего детства. С веник ростом вырастал ребёнок — в избе подметал, убирал. Уже в 8 лет она пилила дрова. Хрупкая девчушка испытала всё: и холод, и голод, и тяжёлый труд. На ферму воду возила всю зиму, сено, на лесозаготовки ездили зимой, летом – на сплав. А с весны на полях начиналась забота. Подросла, стала трудиться прицепщиком на тракторе. Осень наступала — на комбайн. Две девчонки зерно насыпали в мешки, а ещё две – стояли на соломокопнителе.

Как и у всех, в те непростые годы, в их семье был голод. На траве выживали. В пищу шли: щавель, черемша, саранки, петушки. С огородов питались картошкой, капустой, морковкой, брюквой, если был хороший урожай. Ещё, правда, корова была. А много ли толку? Нужно было сдавать 10 килограммов топлёного масла, 46 килограммов мяса, да и яиц — ни много ни мало – 75 штук и 2 000 рублей денежный налог.

Тяжело жили люди и после войны, но Т.Г. Калабина никогда не унывала и на месте сидеть не любила. Уехала в Предивинск. Устроилась работать в швейную мастерскую, а ей ведь всего 17 лет было. Хотела платья шить, но взяли её на верхнюю одежду. С нуля училась этому непростому делу.

В 1947 году наша героиня с матерью переехали в Междугранку (раньше существовала такая деревня в Большемуртинском районе). Хоть хлеба они досыта стали есть. Ведь до этого работали, можно сказать, бесплатно. Овса получат на трудодни 400 граммов и всё. Жили впроголодь. В то время ребятишки работали, никто не отлынивал. На покосах всё лето косили вручную, на уборочной трудились. Даже серпом приходилось жать хлеб, а также вязали снопы. Зимой прямиком отправлялись на лесозаготовку. В 1949 году Тамара Григорьевна написала заявление, что опять хочет в мастерскую поучиться шить. На колхозном собрании приняли решение отпустить её на шесть месяцев. Но полгода в Предивинске растянулись в целую жизнь.

В СССР тогда существовала 58-я статья, по которой осудили  подавляющее большинство «политических». В Сибири, в том числе и в Большемуртинском районе, было много невинно репрессированных людей. Некоторые из них работали закройщиками в швейной мастерской. Как только этих людей оправдали, они все разъехались. Кроить некому, последняя закройщица и та вышла на заслуженный отдых. Заставали Тамару Григорьевну заниматься кройкой одежды, а она не умела, переживала, что не справится. Но, практически, сразу втянулась в эту работу, и так до самой пенсии, до 1984 года.

Замуж вышла в 1952 за участника Великой Отечественной войны Трофима Николаевича Калабина. Отец у него на фронте погиб под Ленинградом, а брат в танке сгорел. Поддержки матери и сёстрам не от кого ждать, поэтому всю жизнь Тамара Григорьевна жила со свекровью и двумя золовками. С мужем они прожили долгую и счастливую жизнь – 50 лет. Сына и дочь вырастили. Много лет прошло с тех пор, обзавелись семьями дети, ушёл в мир иной любимый супруг. Жизнь промчалась, сама не заметила как. Семь лет назад, как вдова участника войны, она получила квартиру в Большой Мурте, живёт теперь и радуется.

— Вот сижу, вспоминаю, сколько лет прожили с мужем, никогда не ругались, — делится Тамара Григорьевна. — Жили просто. Сейчас послушаешь, сразу машину, квартиру молодёжи надо. А мы поженились: ни рубахи, ни штанов не было. Потом всё сами купили.

Сейчас только жить и радоваться, жаль время ушло у меня. Живу, как барыня, по коврам хожу, — смеётся Т.Г. Калабина.

У Тамары Григорьевны — золотые руки. По сей день она продолжает находить для себя занятия, например, кружки вяжет. Шить, конечно, теперь тяжеловато – руки не слушаются, но прострочить какую-нибудь вещь она всегда готова.

Можно только восхищаться людьми старой закалки! Их болезни донимают, а они и вида не подают. И очень любят жизнь, наверное, потому что именно они, умудрённые опытом свидетели прошлых тяжёлых событий, как никто другой, знают ей цену.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

0