Меню
16+

Официальный сайт газеты «Новое время».

25.04.2019 13:11 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от 20.04.2019 г.

Узникам концлагерей посвящается

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Этой дате был посвящён Час мужества, проведённый в старших классах Юксеевской школы. На мероприятии присутствовали: председатель районного Совета ветеранов

Учащиеся слушали преподавателей, подготовивших презентацию, затаив дыхание. Да и сами школьники также выступали с докладами о событиях и фактах истории известных концлагерей. Материалы, подобранные к проведению мероприятия, никого не оставили равнодушными.

К 1945 году на территории Германии насчитывалось более 1 100 лагерей смерти. Через них прошли 18 миллионов человек, 12 миллионов погибли. В Польше были тоже построены концлагеря. Их названия известны на весь мир: Освенцим, Майданек. На территории Латвии располагался Саласпилс для детей. В газовых камерах Освенцима ежедневно погибало до 12 тыс. человек. Трупы подвергались утилизации, из них варилось мыло, делались удобрения. Голодные и беззащитные заключённые содержались хуже скота, на них ставились античеловеческие эксперименты. Во время освобождения Германии солдаты были настолько потрясены увиденным, что случались нервные срывы. И это у тех, кто прошёл через всю войну со всеми ужасами и страданиями! На территории концлагерей были созданы мемориалы, где до сих пор встречаются бывшие узники. С каждым годом их становится всё меньше.

Нужно не забывать, что в Большемуртинском районе тоже есть бывшие узники фашистских концлагерей. Им удалось тогда выжить, вернуться в светлый мир. Мы нечасто о них вспоминаем, но люди, пережившее такое, не должны быть забыты. В этот день в школе присутствовала одна из узниц, жительница Юксеево – Т.С. Манакова. Она поведала собравшимся и вам, читатели, о своей непростой судьбе. Тамара Сергеевна 40 лет посвятила школе, отработала учителем физики и математики.

— Тула – это арсенал Москвы, там был расположен оружейный завод. Немцы в первую очередь рвались к этому городу, чтобы уничтожить его, – рассказала Тамара Сергеевна. – Они быстро дошли до нашего города Мценска. Мне тогда исполнилось 2,5 года, а брату и года не было. Мама с тётей были дома. Вдруг ворвались немцы и начали прикладами выталкивать нас.

Остались в памяти бомбёжки, страх, ужас, голод, холод, крик и плач. Даже сейчас рассказывать невозможно. Этот случай не покидает мою голову, хоть я тогда и совсем маленькой была: бежит стадо коров, они мычат, ревут. У какой-то молоко бежит, у какой-то кровь. Ходячее мясо, а не стадо. Оказывается, на самолёте летели немцы и обстреляли их. Только зачем в коров-то стрелять?! Женщины, кто умел доить, скорее побежали к ним. И дали нам, ребятишкам, хоть по глоточку молока.

Вернёмся снова к тому времени, как нас вели немцы. Тогда мы и не представляли куда… Попали в концлагерь. Загнали туда женщин с детьми. Мужчин практически не было, только сильно раненые. Концлагерь представлял собой длинный барак. По бокам нары двухъярусные. Настилы на них деревянные. Полы земляные. Дверь с торца располагалась. Около двери небольшое окошко. При входе в барак стоял бачок с водой и печка, типа буржуйки. Её никто никогда не топил, даже зимой. Весь концлагерь был загорожен проволокой, по которой шёл электрический ток. На территории располагалась вышка с надзирателем. Когда летели самолёты, он всегда выкрикивал: «Ахтунг! Ахтунг!». После, учась в школе, это слово я даже слышать не могла.

Мамы днём не было с нами. Её со всеми женщинами отправляли работать, копать противотанковые рвы. Мы, дети, в бараке оставались одни. Никогда не играли, да и игрушек не было. Не баловались, не улыбались, а только сидели, прижавшись друг к другу. Даже не разговаривали, у кого какое имя, мы не знали. Таким ужасом и страхом мы были задавлены. Самолёты летят, всё вокруг дребезжит, страшный гул повсюду. Бомбили и русские самолёты, и немецкие. Интересно, что женщины как-то чувствовали и узнавали, когда летел наш самолёт, хоть тоже и с бомбами, но нам было легче. Сейчас в любом фильме я узнаю гружёный самолёт летит, или нет. У гружёного гул тяжёлый и протяжный. Ещё навсегда в памяти останется вой сирены. Жаль, что ни один советский фильм не снят так, как действительно было в то время. Мой отец был в Освенциме и тоже всегда возмущался неправдоподобностям. Известие о победе, например, не было таким громким, как его показывают в фильмах. Не было громких криков: «Победа, победа!», не было музыки и радостных солдат. Более или менее реальный фильм – «Щит и меч». Там я услышала ту самую сирену, которой нас предупреждали, которую я слышала постоянно, и которая до сих пор мне снится…

На территории концлагеря лежал упавший, разбитый самолёт. Мы с братом, когда небо чистое, выбегали и лазили по нему. Там находились посеребрённые бумажки. Их, оказывается, немцы бросали в воздух, чтобы наши в самолётах не могли разговаривать между собой по рации. Но мы радовались и этим бумажкам, хоть какая-то игрушка.

Кормили нас один раз в день. Приходили какие-то женщины, одну чашку на четверых ставили, наливали туда баланду – брюкву с водой. А брюкву-то и не поймаешь. Ещё на целый день выделяли кусочек со спичечный коробок чёрного подсушенного хлеба. В воскресенье нам приносили по стакану кипятка с одной таблеткой сахарина. Вода получалась невыносимо сладкая, а развести её ещё жидкостью нам не давали. После мы все болели золотухой. Голова, лицо и живот были в открытых болячках. Но никто не лечил. Мы пили, наслаждаясь, сладкую воду, а что будем болеть таким заболеванием, и не подозревали. Потом на меня свалилась корь. А простужались мы вообще постоянно, ведь не было никаких условий для жизни.

Так в концлагере с мамой и братом я пробыла год. 24 апреля появились наши солдаты, мы услышали русскую речь. Так обрадовались! Открыли они нам двери и пленные разошлись, кто куда мог. Многие, правда, остались в Германии.

Мы с мамой побрели, в прямом смысле этого слова, не зная куда. Всё это время, проведённое в концлагере, мы проходили в том тряпье, в котором попали туда. Зашли в какую-то немецкую деревню, людей нет никого. От бомбёжки все попрятались, убежали. Завела нас мама в домик, спустились в подвал, а там стоят стеклянные банки с консервами. Мы голодные, но она знала, что ничего из этого есть нельзя. Оказывается, эти банки специально отравляли синильной кислотой. Если поешь, то тут же умрёшь. Зато там нашли одежду. И сухарик хлеба с братом на двоих съели. Потом мы шли через Польшу видимо, помню польскую речь и какие-то отдельные слова. И пана в чёрной шляпе с пером. Каждое утро он уходил в лавку. А мама шила и вязала хозяйке, чтобы нас прокормить.

Спустя время мы всё-таки добрались до своей родины. Ехали в «телячьем» вагоне. Паровоз в нашем городке не останавливался, поэтому нам пришлось спрыгнуть с вагона. Город после войны было не узнать, кругом одни рытвины и ухабы, металл с землёй смешаны. Попросилась мама к какой-то женщине, у неё в сенях корова находилась и мы рядом стали жить. И дождь моросит, и снег пробрасывает – холодно. Сосед ей сказал, чтобы хоть к печке пустила, жалко ведь. Тогда только она запустила в дом. Мама уходила работать на почту, а нам на день оставляла пышку. Потом эту пышку стала забирать хозяйка. Но я боялась рассказывать маме, ведь тогда она нас выгонит.

Жить дальше стало невозможно, и в октябре мы поехали в Новокузнецк, там мамин брат работал начальником шахты. Целый месяц, голодные, мы добирались до города на паровозе «Кукушка», его на хорошей лошади можно было легко обогнать. Приехав, мама устроилась к брату лебёдчицей, а я пошла учиться в школу. Отец наш был пленным в Освенциме и только в 1947 году нас отыскал.

То время, когда я была в концлагере, я не вспоминаю. Я его вычеркнула из своей жизни. А моё детство, я считаю, началось с 10 лет, когда меня привезли в Новокузнецк. Концлагерь оставил о себе следы на здоровье. Когда я надумала поступать в институт, связанный с промышленностью, меня не приняли, сказали, что больное сердце.

После, в память о погибших и выживших, объявили минуту молчания.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1