Меню
16+

Официальный сайт газеты «Новое время».

02.07.2019 18:20 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 26 от 29.06.2019 г.

Остались лишь воспоминания…

Автор: Евгения Алексеева
корреспондент

26 апреля 1986 года случилась крупнейшая техногенная авария в истории человечества – взрыв на Чернобыльской АЭС. Радиоактивному заражению подверглись некоторые области Украины, Белоруссии, России, на которые после взрыва выпали дожди, несущие в себе смертоносную чернобыльскую пыль. Прошли десятилетия, но до сих пор там запрещено жить людям – на тридцать километров вокруг станции тянется «мёртвая зона», где земля, вода и воздух заражены.

Во время ликвидации последствий этой страшной аварии население вывозили в другие города и сёла. Для этого Красноярское вагонное депо отправило состав из десяти вагонов. Среди проводников, которые поехали в срочную командировку, были наши односельчане – супруги Анна Алексеевна и Анатолий Ильич Сухих (на снимке). К тому моменту они уже были женаты, вместе путешествовали по всей России.

Из воспоминаний Анатолия Ильича: «В Красноярское вагонное депо проводником я устроился в 1982 году, после того, как познакомился со своей будущей женой Анной в одной из поездок в вагоне, в котором она работала проводницей. На тот момент я был машинистом в Шарыпово.

В 1986 году нас отправили из Красноярска в Симферополь в составе поезда № 402. Ехали без пассажиров, без остановок, и были на месте уже через двое суток. Из Симферополя нам предстояло перевозить людей, оказавшихся в зоне катастрофы. Они ехали к родственникам, знакомым, и нас предупредили заранее, чтобы мы не ели их продукты и не пили воду. Ехали до города Львов, а оттуда, «пустые», снова возвращались в пункт назначения, и так целый месяц, без выходных. В одном из рейсов к нам подошёл профессор и сказал: «Как приедете во Львов, выпейте 150-200 граммов водки», мы ещё подумали тогда – зачем? А 5 сентября, перед тем, как отправиться домой, в Красноярск, мы прибыли в Москву на Красную горку, и там услышали, как дозиметристы, замеряющие уровень радиации, говорили между собой: «Какая заражённость!..».

После этого весь рабочий состав поезда отправили в отгулы. До сегодняшнего дня дожили немногие, остальные разъехались по другим городам и сёлам. У Анатолия и Анны был прекрасный дом в Юксеево, где они мирно жили, будучи уже на пенсии. Но случилась беда: пока они были в отъезде, произошёл пожар, дом спасти не удалось. Пенсионеры остались без средств на новое жилье. Государство выплатило 10 000 рублей и всё на этом. Однако существенную помощь оказала Москва, где находится главный офис Российских железных дорог. Анатолию, как ветерану труда, предприятие перечислило 150 000 рублей. Остальные деньги на строительство нового дома одолжили добрые люди. Немало нашлось тех, кто захотел помочь необходимыми вещами: мебель, кухонная утварь, бытовая техника – ничего не жалели для погорельцев.

О том, что в 1986 году Анна и Анатолий перевозили людей на поезде № 402 из Симферополя, целый месяц подвергаясь радиационному излучению, не осталось никаких документов. «Мы куда только ни писали, толку нет, – говорит Анна Алексеевна. – Как-будто и не было того рейса никогда, ответ один: утеряны документы». Из Симферополя пришло письмо, где чёрным по белому написано, что такого состава и вовсе не было, однако в архивах Москвы всё же нашлось подтверждение тому, что поезд № 402 на протяжении месяца вывозил людей из города. Кроме писем, никаких документов на руках у пенсионеров нет, лишь 3 свидетеля: начальник вагонного депо по фамилии Дремухин, начальник резерва проводников Лариса Владимировна Маркачакова и бригадир, который возил начальника поезда, Виктор Сергеевич Кочубай.

Анатолий Ильич при своём стаже 45 лет получает пенсию 15 000 рублей. Он уверен, что им с супругой положена дополнительная материальная помощь, а может, и пенсия за работу в заражённом вагоне поезда. Однако не всё так просто. Супруги не подходят под категорию граждан, которым положены ежемесячные выплаты, а уж тем более вторая пенсия, так как они не являются инвалидами по причине облучения, не проживали и не работали в зоне заражения, не проходили медицинское обследование на выявления лучевой болезни и т.д. Остались только воспоминания…

Мы не знаем, сколько ещё людей прикоснулись тогда к этой трагедии, помогая тем, кто оказался в зоне заражения, как это отразилось на их здоровье, одному Богу известно. Но как такое возможно, что их сопричастность к этой трагедии, их работа, несмотря на опасные условия, осталась незамеченной, потерянной среди других документов? Что за неуважение к людям, которые всю жизнь провели на железной дороге, работая, не покладая рук? Вопросов всегда больше, чем ответов, когда дело касается прав человека.

Я хочу пожелать супругам никогда не унывать, радоваться жизни и добрым людям, которыми их наградила судьба. И пусть в этом, порою, несправедливом мире, ваши сердца греет любовь детей и внуков.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

21