Большая Мурта
24 сентября, чт
13°
Большая Мурта
24 сентября, чт
13°

«БАМ, который мне дорог…»

15 апреля 2016
0

Как ни странно это прозвучит для моего и более младшего поколений, многие представители молодёжи никогда не слышали аббревиатуры БАМ и не знают, что она означает. По какой-то странной причине грандиозный международный проект оказался практически полностью вытеснен из социальной памяти по прошествии менее чем двадцати лет.
Любопытства ради мне пришлось прочесть о том, как стремительно и громко началась история БАМа, также стремительно она канула в небытие. На территории нашего Большемуртинского района в селе Бартат с 2008 года проживает Виктор Иванович Круду (на снимке), который двадцать восемь лет проработал на строительстве Байкало-Амурской магистрали. Он одним из первых прибыл на комсомольскую стройку – в маленький посёлок Тайшет. На днях бывший бамовец посетил редакцию газеты «Новое время» и поделился своими воспоминаниями.
Предки Виктора Ивановича жили в Молдавии, в небольшой деревушке Чёреште. Места замечательные – раздолье, река. Детство его было традиционным для деревенского мальчишки – помогал, как мог, родителям. Всё лето работал на колхозных полях.
– Жизнь после войны была тяжёлая, – вспоминает мой собеседник. – Помню, как за двумя булками хлеба целыми сутками стояли…
Он неплохо учился. Окончил среднюю школу, собрался поступать в институт. Но конкурс оказался огромным. Юноша решил: «Отслужу в армии, стану самостоятельным, поднаберусь ума и одолею науку в два счёта». Тем более, что после девятого класса от военкомата по направлению он обучился вождению и получил водительское удостоверение.
1970 году под марш «Прощание славянки» отбыл с призывного пункта отдавать двухлетний долг Родине. Служил в ракетных войсках ПВО в городе Житомир.
В 1974 году страна объявила о строительстве Байкало-Амурской магистрали. За каждой советской республикой и крупными городами на БАМе закрепили конкретные посёлки и железнодорожные станции. Молдавия строила Олонку, украинцы возводили Ургал, грузины застраивали Нию, ленинградцы – Северобайкальск. Москвичам досталась Тында.
– К тому времени я уже демобилизовался, как полагается, устроился работать на мебельную фабрику. Но, честно говоря, работа была не к душе. Как только я увидел в газете о том, что набирают бригады водителей на строительство БАМа, я сразу же написал заявление с просьбой командировать меня на Север. Руководство категорически меня отказывалось отпускать, сказав, что и в Кишинёве работы непочатый край. Где бы ни просил, везде от ворот поворот. Полный патриотических чувств, я не оставлял надежды. Дело о моём желании работать на БАМе чуть-чуть не дошло до суда. В конечном итоге мне разрешили поехать. И с первым отрядом в 20 человек я отправился строить город будущего.
По приезду я узнал, что на БАМе заключали договор не меньше, чем на три года. Свободной техники, чтобы мне работать водителем, не было, и мне предложили временно поработать на стройке. А я понятия не имел, что такое стройка.
Первым его объектом стало общежитие. Конечно, было непривычно и тяжело, ведь он даже подумать не мог, что в Сибири может быть жара, к климату привыкал долго. Огромные комары мешали работать. Первый год с горем пополам Виктор Иванович проработал. А позже руководство БАМа отправило его учиться на монтажника. И после успешной сдачи экзаменов он получил четвертый разряд.
– Были среди нас опытные строители и неопытные, — делится воспоминаниями Виктор Иванович. – Для всех нас это сложная работа была. В то же время для молодых это была романтика! Какие бы сложности у нас не были, считалось — так надо.
Первое время они жили в палатках, лишь только к зиме построили сборно-щитовые дома. На БАМе такие наспех сколоченные домишки, как рассказывает бамовец, называли «сборно-щелевые» — их продувало насквозь, в морозы и пургу от холода не спасала даже печка. Но, тем не менее, они трудились и жили в суровых условиях, а девиз в те годы был один: только вперёд!
Работали в три смены, что было для местного населения удивительно. Люди не понимали, как зимней ночью можно что-то строить при пятидесяти градусах мороза?! Ночная температура могла опуститься ниже сорока уже в конце ноября и лишь в марте постепенно начинала повышаться. Но работу, представьте себе, не остановили. Для Виктора Ивановича было приятнее работать в зимнюю стужу, нежели в 35 градусов тепла.
– Внуки меня часто спрашивают, как же вы вели сварку в такие холода? Мы использовали технологии, доступные нам на тот период. Все конструкции, включая монтажные петли и арматуру, были рассчитаны на такие морозы. Их выполняли из специальных сплавов. Петли, например, при сильном ударе гнулись, но не разрушались…
На строительство магистрали тянулись люди разных профессий, не только строители. Практически все они были молодые, старшим – едва за тридцать. Многие надеялись найти в городе не только работу по душе, но и обрести семейное счастье. Поэтому местное население вскоре стало бурно увеличиваться за счёт появляющихся на свет малышей.
Не исключением стал и Виктор Иванович. Свою будущую супругу он встретил именно там. Ольга Владимировна работала медсестрой в тайшетском детском саду. БАМ на всю жизнь остался не только важным этапом в их жизни, но и скрепил их узы. И вот уже на протяжении тридцати пяти лет они живут душа в душу, а двое детей и внуки только радуют их.
На строительстве Байкало-Амурской магистрали Виктор Иванович проработал 28 лет. В 2007 году он ушел на заслуженный отдых. За это время он неоднократно был ударником коммунистического труда, награждался денежными поощрениями, медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали», а главным напоминанием о БАМе и наградой является машина, которую он получил в 1993 году. Кстати, в редакцию Виктор Иванович приехал на той самой машине.
– Она хоть и старенькая, как и я, – шутит Виктор Иванович, – но таким трудом она мне досталась, что расстаться с ней я не могу до сих пор. Это своего рода бамовский трофей. Ведь воспоминания о прожитом, хоть и сложном периоде того времени, мне очень дороги.
Как известно, человеческая жизнь не вечна. Приходит время, когда люди начинают анализировать прожитые годы, задумываться о пройденном жизненном пути. Часто мы задаём себе вопросы: «Для чего жили и как жили?» Виктор Иванович, впрочем, как и строители всего БАМа, на мой взгляд, счастливый человек. Ведь, несмотря на все перенесённые беды и страдания, ему удалось, живя на Земле, оставить на ней свой неизгладимый след…

Новое время
Редакция