Большая Мурта
24 сентября, чт
Большая Мурта
24 сентября, чт

Безответственность и наказание

В пгт. Большая Мурта был проведён рейд по 26 исполнительным производствам о взыскании штрафов за вождение в алкогольном опьянении на сумму 1 168 тысяч рублей. В рейде принимали участие зам. начальника ОГИБДД МО МВД России «Казачинский», майор полиции Сергей Леонидович Купряков, начальник отдела судебных приставов Екатерина Владимировна Семёнова и сотрудники газеты «Новое время».
8 апреля 2017
1

В пгт. Большая Мурта был проведён рейд по 26 исполнительным производствам о взыскании штрафов за вождение в алкогольном опьянении на сумму 1 168 тысяч рублей. В рейде принимали участие зам. начальника ОГИБДД МО МВД России «Казачинский», майор полиции Сергей Леонидович Купряков, начальник отдела судебных приставов Екатерина Владимировна Семёнова и сотрудники газеты «Новое время».

Нам предстояло объехать двадцать шесть человек, одиннадцать из которых мы застали дома. То, с чем мы столкнулись на пороге первого же дома, привело, лично меня, в уныние и отчаяние. Человек, за которым числятся две машины, проживает (или делает вид, что проживает) в немыслимых для обычного жителя условиях. Окна дома забиты досками. Полусгнивший забор, на котором висит то, что когда-то называлось коврами, однако на цепи упитанная собака, а на двери замок. Складывается впечатление, что весь этот «театр» только для того, чтобы уйти от наказания и штрафов.
Поехали дальше, в прямом смысле этого слова. Дверь нам открыл молодой человек. Максим Борисович проживает со своей сожительницей, которой не оказалось дома. Однако он был не один, с друзьями, которые и пошли в свидетели по делу о неоплате долга в сумме 50 000 рублей. Максим Борисович объясняет, что не работает уже два года, поэтому у него не было возможности платить. Однако, после того, как начальник судебных приставов Екатерина Владимировна начала описывать имущество, молодой человек пообещал устроиться на работу и выплатить всю сумму уже к осени этого года.
Следующим в списке должников оказался молодой человек, который платил штрафы какое-то время и выплатил, надо сказать, большую часть. Но и остаток остался внушительный. Павел Михайлович пока без работы, своего имущества у него нет. После нашего визита обязался погасить задолженность в мае, до десятого числа.
Другой должник, состоящий в списке, по его словам, понадеялся на организацию, с которой заключил договор, в котором говорится, что каждый месяц с его заработной платы будет удерживаться процент, который пойдет в счёт погашения задолженности. Прошло три месяца, но никаких поступлений не было. Сам, однако, так и не поинтересовался за всё это время, почему с его счёта не переводились никакие средства…

По некоторым адресам двери открывали родители должников. Это унизительное зрелище, когда пожилой человек отчитывается за своего ребёнка, смущённо отвечая на вопросы, говоря, что не знает, где тот живёт, и, уж поверьте мне, исполнителям власти это не доставляет никакого удовольствия. У них тоже есть родители и дети. Ведь сами должники вынуждают ходить по домам и расспрашивать родителей, заводить эти разговоры при детях, что ещё больше омрачает эту работу.
Поначалу может сложиться такое впечатление, что судебные приставы – это такие злые люди, которые хотят отобрать последнее у бедных и несчастных людей. Их встречают с раздражением и злобой, как будто это не сотрудники органов власти, а свидетели Иеговы. Только разница как раз в том, что последние, действительно, приходят по вашу душу, а вот сотрудники исполнительных органов власти идут к вам, потому что это их работа. Ведь не они заставляют человека сначала выпить, потом садиться за руль?!.

(Продолжение читатйте в свежем выпуске нашей газеты...)

Новое время
Редакция