Большая Мурта
27 сентября, вс
Большая Мурта
27 сентября, вс

Её душа полна добра

12 января 2015
0

Наш район не богат полезными ископаемыми, залежами руд, здесь нет нефти, газовых скважин или угольных шахт. Но у нас есть самое главное богатство – люди! В нашем районе они, действительно, замечательные. Знакомьтесь, Мария Акимовна Северина (на снимке). Женщине 90 лет, что само по себе уже вызывает уважение. А какой трудный жизненный путь она прошла! Наши корреспонденты побывали в гостях у Марии Акимовны и записали историю её жизни.

Мы сидели в уютном, ухоженном, скромном по нынешнем меркам, но вполне добротном деревенском доме. Всё чисто прибрано заботливыми руками социального работника Галины Николаевны. В доме хозяйки как-то всё очень доброжелательно и спокойно: занавески на окнах, церковные образа в углу, вязаные руками Марии Акимовны коврики украшают старинную мебель.

Полусогнутая от тяжести лет, седоволосая бабушка очень шустро передвигалась из комнаты в комнату, суетилась. Гости ведь приехали, надо чаем угостить.

- Садитесь пить чай, - сказала она настойчивым голосом. – Я вам сейчас всё расскажу. Помню практически всё!

Родилась Мария Акимовна в деревне Воронцовка Полтавского района Омской области. В большой многодетной семье было семеро детей. Когда ей исполнилось четыре года, родителей раскулачили. Отца посадили в тюрьму, мать сослали, хозяйство отобрали, а их — семерых детей — раздали по родне, чтобы не умерли с голоду.

Игры детские закончились – надо было помогать по хозяйству. Несмотря на то, что Маша была ещё совсем ребёнком, у неё были обязанности, которые необходимо было выполнять чётко. К примеру, когда она мыла посуду, тарелки нужно было поставить правильно, ложки и вилки тоже должны были стоять в определённом месте.

- Не помню как, но крёстная узнала, что поезд, в котором будут перевозить маму, будет какое-то время стоять в городе, где мы жили с крёстной, — с болью в голосе, вспоминает моя собеседница. — И в один прекрасный день она сказала мне, что я, если хочу, могу попрощаться с мамой. Я заплакала очень сильно, только и повторяла: «Я маму увидеть хочу!». И она на саночках повезла меня на перрон. Увидев мамочку, я вцепилась в неё так сильно, что они обе не могли разомкнуть моих рук… Я просила взять меня с собой. Маме стало меня жалко, она сказала: «Пусть едет со мной, вместе умирать будем!»

Мать и дочь перевезли в деревню Ермаковка Омской области, поселили в какой-то барак, где вокруг, кроме величавого леса, не было ничего. В бараке стояла железная бочка, которую время от времени топили, чтобы погреться. Здесь, на нарах, среди ссыльных женщин, старух и детей они прожили зиму, а летом их переселили на кордон. Стало немного легче, хоть хлеб давали (800 г на двоих).

- Когда нас переселили на кордон, мама связалась с родственниками, узнать, как остальные дети? Узнав, что её дети умирают от голода, она попросила отгул, чтобы съездить и забрать их. Когда мама приехала, нам дали квартиру, то есть отдельное помещение в бараке. Мы так радовались, что живём вместе и без чужих людей, отдельно!

Когда пришла пора идти в школу, то у Машеньки, как впрочем и у остальных  братьев и сестёр, не было ни обуви, ни одежды. Чтобы хоть как-то одеться, приходилось всем работать. Вот и Мария наравне со старшими — то в няньках, то старушкам помогает. Заработают на холщовую ткань, а мама им сумочки нашьёт, кофточки, рубашки, юбочки, покрасит их древесной корой, чтобы цветом не белым были. Стирать-то нечем: ни мыла, ни порошка не было.

- Может, кому-то это покажется странным, но, несмотря на все трудности, нам всегда было весело и хорошо, — подчёркивает Мария Акимовна. – Соберёмся в одну избу, песни поём, рукоделие осваиваем. Это сейчас молодёжь на дискотеки ходит. В школу приходилось добираться пешком 12 км, а нас же в семье много, мы встанем пораньше, сумочки на плечи закинем и пошли, ничего не боялись! А сейчас, в наше время, вечером за ворота страшно выйти...

Мы очень долго ходили без носков и без чулок. Надевали на босую ногу валенки, которые были не по размеру и набивали соломой. Однажды по дороге в школу я почувствовала, что в соломе что-то шевелится. Я валенок скинула, а там — мышка. Представляете, как я напугалась? Мы потом долго смеялись над произошедшем…

С ранних лет работали в колхозе, косили, вязали снопы и многое другое. От сена страшно болели руки, но они помогали друг другу, чем могли. Может, именно в те детские годы и заложилось в характере тогдашней маленькой Маши совестливое, серьёзное, уважительное отношение к труду, которое она пронесла через всю свою жизнь?

Пришло время и старшего брата призвали в армию. Немного послужив, он прислал посылку, в которой для уже девятилетней Маши лежало настоящее ситцевое платье. Она, к сожалению, не помнит, почему он прислал его именно ей. Но помнит то необъяснимое чувство, которое переполняло её в тот момент, когда она впервые надела красивое, самое настоящее платье.

Время шло, девушка взрослела. Отца «освободили», вернее перевели на вольное поселение в Большеречье. Он написал письмо, в котором звал семью к себе, но ехать почему-то никто не захотел. Одна только Мария решилась и отправилась в неизвестность. Одно успокаивало: её там ждал отец, по которому она очень соскучилась. Здесь её жизнь начала меняться в лучшую сторону…

Она устроилась учётчиком на мясокомбинат. Молодая, худенькая девушка работала с огромной ответственностью. Её жалели абсолютно все, но самое главное она теперь могла нормально кушать, так как работников мясокомбината кормили в столовой. Но это ещё не всё! Именно здесь она встретила своего будущего мужа, с которым прожила всю жизнь.

В 1949 году мужа сослали в Красноярский край, работать на парниках в Большемуртинском районе. Мария Акимовна с первенцем на руках последовала за ним.

- Раньше в нашем районе были огромные плодосад и парники. Большемуртинский район снабжал ягодой, фруктами и овощами весь север и Красноярский край, — продолжила Мария Акимовна. – Они находились по дороге в п. Предивинск, около самого берега, на песках. По левую сторону дороги выращивали малину, стелящуюся ягоду, яблоки, смородину, была даже пасека. По правую – помидоры, которые никто не поливал, а они спели на корню, огурцы, капусту и многое другое. Всё это вручную пололи, окучивали и убирали. Неподалёку находилась пристань, куда подходили баржи, пароходы и сгружали продукты.

Когда парники были ликвидированы, а все обвинения сняты, семья Севериных могла вернуться на Родину, но они так и не уехали. Эти, ставшие уже родными места, настолько понравились им, что Мария Акимовна с супругом решили остаться жить здесь. Только переехали в Российку, поближе к дикой природе, где вырастили двоих детей, которым дали высшее образование.

 Какая бы ни была жизнь – долгая или короткая, она не всегда бывает гладкой. Каждый человек в своей жизни испытывает минуты взлёта и падения. Вот и М.А. Северина испытала свою жизнь на прочность. И, несмотря на крутые повороты судьбы, она по-прежнему остаётся доброй, весёлой и жизнерадостной…

Новое время
Редакция