Большая Мурта
24 сентября, чт
12°
Большая Мурта
24 сентября, чт
12°

Главный инструмент мастера – умелые руки

13 февраля 2016
5

Красивые вещи всегда радуют глаз. А вот красивые деревянные вещи – согревают душу. В наш век пластиковых окон и прессованной мебели это становится всё очевиднее и, может быть, именно поэтому изделия из натурального дерева сегодня ценятся гораздо выше своих пластиковых собратьев и по-прежнему востребованы. Особенно созданные вручную в мастерских талантливых резчиков, способных простую деревяшку превратить в настоящее произведение искусства.

Андрей Викторович Прасков (на снимке) – один из них. Новоявленный житель посёлка Большая Мурта вот уже более двадцати лет работает с деревом. Сначала столярничал, а с выходом на заслуженный отдых увлёкся резьбой основательно. Учился этому просто для себя, для души, а в итоге получил ещё одну возможность самовыражения, с перспективой стабильного дохода.

Но обо всём по порядку…

Андрей Викторович родился в Томской области. Ему пришлось рано начать трудовую деятельность, так как его воспитывала бабушка, пенсия которой составляла всего 30 рублей. Едва окончив шесть классов, устроился работать в местный леспромхоз. Одно лето – на железной дороге, другое – вальщиком на лесоповале. Среди мужчин были умельцы резьбы по дереву, за которыми маленький Андрей наблюдал, не отрывая глаз. Со временем мальчишка начал осваивать технику резьбы по дереву самостоятельно. Сначала вырезал сабли, пистолеты, автоматы, а хоккейные клюшки пользовались у его сверстников особым успехом. «Раньше их купить было невозможно! Вот и делали сами, из берёзы», – отмечает мастер.

Со временем мальчишка стал юношей и его призвали в ряды Вооруженных сил Советской армии. Служил он в ракетных войсках г. Ужур Красноярского края. Посёлок, где жили гражданские, находился неподалёку от дивизии.  А так как увольнительные никто не отменял, они с товарищами бывали на танцах. Там-то он встретил свою вторую половинку – супругу Елену. Когда демобилизовался, вернулся на родину. Долгое время они общались по телефону, а когда юноша понял, что Елена – та единственная девушка, с которой он хочет прожить свою жизнь, тут же поехал за ней.

На родину Андрей вернулся с возлюбленной. Первым делом  устроился работать в пожарную часть. Квартиры не было, жили в красном уголке части. Естественно, что может быть у молодой пары: ни стола, ни стула, а первая зарплата улетела на шоколадки, да на мороженое. Тянули, как могли. В скором времени молодая пара узнала, что у них будет первенец, и Андрей тут же добился места в общежитии. А дальше всё, как у большинства людей: работа, дом, семья, заботы…

– Томск город красивый, казалось бы, живи да живи. Но тут грянула перестройка. Зарплату не выплачивали месяцами, жить стало тяжело. Мудрая тёща предложила нам переехать в Шарыпово, где она тогда проживала. Совхоз ещё держался на плаву и мы, посовещавшись, приняли решение переехать в Красноярский край, – вспоминает мой собеседник.

Из пожарной части Андрей Викторович переводом попал в отдел внутренних дел вневедомственной охраны г. Шарыпово. Пройдя все рядовые звания и должности, ему предложили аттестоваться, а для этого обязательно наличие юридического образования. Андрей Викторович окончил Красноярский юридический техникум, аттестовался, получил звание младшего лейтенанта. А когда пришла пора по выслуге лет уходить на заслуженный отдых, он уже носил погоны капитана.

Для меня это была не просто работа, а именно служба, – делится Андрей Викторович. – Она мне нравилась, я её обожал. Только представьте, всегда в бурном потоке событий, происшествий, и вдруг всё рухнуло в какую-то пропасть. Ведь на протяжении двадцати лет я практически не жил дома. С любимой работой, замечательной семьёй эти годы пролетели незаметно. Что значит слово «пенсия» я понял, когда прекратились звонки, когда меня перестали вызывать в отдел. Честно говоря, депрессия была жуткая. Мне необходимо было куда-то себя деть. И тут в руки попались резцы, которые лежали ещё с детства. Я взял их, закрылся в предбаннике и начал что-то вырезать. Так появилась на свет первая работа «Мисс пенсия». Затянуло. Жене понравилось, выставил снимок в интернет. Люди комментировали работу – одну, другую, многие поделки приобретали, меня приглашали на выставки и ярмарки. Конечно, до краевого масштаба, как мне кажется, я ещё не дорос, но надеюсь, что в скором времени смогу показать себя и на выставках в Красноярске.

Так, время от времени, благодаря умелым рукам главы семейства семейный бюджет пополнялся лишней копеечкой. Понятно, что работы продавались не каждый раз, и чтобы семья ни в чём не нуждалась, нужно было срочно что-то предпринимать. А тут как раз в очередном выпуске новостей рассказали об открытии в Большемуртинском районе крупного предприятия «Свинокомплекс «Красноярский». Андрей Викторович вместе со старшим сыном приехал, осмотрелся, посёлок им понравился. Он заполнил анкету, а через некоторое время его пригласили на собеседование. Недолго думая, они решили рискнуть и поменять обстановку. И с конца августа 2015 года семья Прасковых стала большемуртинцами. 

Скромная мастерская с печкой в центре – здесь Андрей Викторович  проводит свободное от работы время. Красивые резные картины, оригинальная кухонная утварь, уникальные украшения для свадебного празднования и вырезанные из дерева штакетники – это лишь малая доля того, что может сделать этот человек из обычного куска дерева.  А ещё деревянные скворечники, рамочки для фото, детские кроватки, оконные рамы и двери. А впрочем, при желании он может сделать практически всё что угодно – был бы необходимый материал под рукой и немного времени. Идеи берёт из интернета (благо, сейчас там можно найти всё, что захочешь), иногда пользуется специальной литературой, а многое уже умеет и придумывает сам. Впрочем, каждая вещь – это всегда творчество, а значит – новый опыт и новый урок, выучить который помогает любовь к своей работе, стремление к совершенству, желание учиться, узнавать и пробовать что-то новое, до сих пор неизведанное.

Творческий процесс, если честно, проходит очень бурно. Дело в том, что я хоть и беру какие-то идеи из интернета, но только как основную базу. Я не люблю повторять работы! Даже для себя придумал правило: не повторять чужих работ! Обязательно вносить свои коррективы, свои идеи, чтобы каждая работа, даже простой штакетник, были индивидуальными – моими.

Но для Андрея Викторовича резьба по дереву не столько работа, сколько любимое хобби – интересное, увлекательное, как говорится, для души. Ну, а возможность пополнять при этом семейный бюджет за счёт изготовления изделий на заказ – приятный бонус.

Специально для работы мастер оборудовал небольшую мастерскую прямо во дворе недавно купленного дома. Теперь можно работать без отрыва от семьи – есть время и детям уделить внимание, и дома похозяйничать, и любимым делом заняться. Для всех членов семьи – сплошной плюс.

– Если я сел заниматься, то меня никто не трогает. Я отключаюсь от всего, затягивает очень. Хочется увидеть результат, особенно когда резцы получаются точными, задуманное постепенно воплощается в жизнь, то тогда, конечно, хочется закончить как можно скорее.

  Есть у него и необходимые для работы инструменты. «Хотелось бы, конечно, ещё кое-что докупить, – замечает мастер, – но пока нет возможности. Обхожусь тем, что есть». И результаты его труда неизменно радуют. Что ни говори, а главный инструмент мастера – умелые руки, и никакое оборудование их не заменит.

Сколько времени уходит на каждое изделие – сразу не скажешь. Всё зависит от объема работы и сложности рисунка, но мой собеседник старается не затягивать.  Материалы для работы, другими словами – дерево – чаще всего покупает на пилорамах. В основном – кедр, осина, берёза, а иногда в ход идёт обычное полено. Каждое изделие требует свою древесину, и именно от её качества во многом зависит качество будущей вещи. Нельзя сделать из плохого дерева хорошую резную работу или мебель, поэтому за качеством исходного материала Андрей Викторович старается следить особо. Ведь от этого зависит конечный результат его труда.

Работа с деревом Андрею Праскову очень нравится. Он не скрывает, что сравнивать себя с более достойными мастерами не пытался. Так как до некоторых, по его словам, ещё расти и расти. Но всё же, не смотря на его скромность, мне кажется, что ему есть что показать и даже чем удивить.  Главное – он нашёл себе дело по душе, и делает его с большим удовольствием. Старается учиться и расширяет свои возможности, любит видеть результаты своих творческих исканий и экспериментов. Ведь любому человеку приятно, когда кто-то остаётся доволен твоей работой, и Андрей Викторович в этом плане не исключение. Он считает, что резьбе по дереву можно учиться всю жизнь, и предела этой учёбе нет. С каждым изделием открываешь для себя что-то новое, неизведанное раньше. И это тоже по-своему интересно  и захватывающе.

Супруга изделиями мужа с удовольствием пользуется, но для неё он делает скалки и разделочные доски простенькие.

– У меня рука не подымается на такой красоте что-либо делать, – говорит Елена. – Поэтому я и попросила, чтобы для меня Андрей сделал специальные – обыкновенные. Когда он начинает что-либо вырезать, мы всей семьёй с нетерпением ждём, когда он закончит. Несколько раз покажет, посоветуется, получается или не получается, а если раскритиковали, иногда обижается, может пойти  переделать, а зачастую с боем, но своё! В копилке его работ есть любимая шкатулка, которая хранится в нашей семье более 20 лет, её, кстати, он сделал своими руками ещё мальчишкой…

Стараниями Андрея Викторовича в некоторых домах Томска, Салехарда, Красноярска и даже Германии уже появились красивые картины и кроватки-качалки для малышей, и можно не сомневаться, его талант ещё не раз проявит себя и порадует большемуртинцев своей самобытностью и красотой. И это уже совсем немало!

Новое время
Редакция