Большая Мурта
25 сентября, пт
12°
Большая Мурта
25 сентября, пт
12°

Как важно быть нужным…

Дорогие читатели, вглядитесь в эту фотографию – какое доброе лицо… Сегодня появился повод рассказать о судьбе этой женщины: Марии Михайловне Чалкиной 24 февраля исполняется 90 лет. Мария Михайловна - улыбчивая, обаятельная женщина. Глядя на нее, никак не скажешь, что ей уже 90, так и хочется сказать, что еще только 90! Прожита большая, интересная и, порой, трудная жизнь женщины, матери, бабушки. Конечно, все, о чем поведала моя собеседница, не поместится на газетной странице, но основными моментами её биографии хочется поделиться.
13 марта 2013
0

Дорогие читатели, вглядитесь в эту фотографию – какое доброе лицо… Сегодня появился повод рассказать о судьбе этой женщины: Марии Михайловне Чалкиной 24 февраля исполняется 90 лет. Мария Михайловна — улыбчивая, обаятельная женщина. Глядя на нее, никак не скажешь, что ей уже 90, так и хочется сказать, что еще только 90! Прожита большая, интересная и, порой, трудная жизнь женщины, матери, бабушки. Конечно, все, о чем поведала моя собеседница, не поместится на газетной странице, но основными моментами её биографии хочется поделиться.

Родилась Маша в селе Иджа Шушенского района, в дружной семье было трое детей. Отец с матерью были людьми неграмотными, поэтому хотели, чтобы их дети получили хоть какое-то образование, а в сельской школе было только три класса. Посовещавшись, супруги решили переехать в г. Абакан, чтобы дети смогли продолжить обучение.

Жизнь шла своим чередом, но судьба всегда преподносит сюрпризы, порой, даже жестокие. Мирному времени пришел конец — грянула война, девушке на тот момент было уже семнадцать лет.

- Самое страшное, что я пережила – война! – сказала Мария Михайловна. -   Как только мне исполнилось 17 лет, отец сказал: «Все, доченька, устраивайся на работу!» Я была комсомолкой, пошла в горком комсомола, который направил меня работать в школу старшей пионервожатой. Там я проработала всего год. В 1942 году меня устраивают работать в горком комсомола.  В это время военный комиссариат организовал набор девушек на подготовку снайперов, которая проходила на базе одной из школ. Я, естественно, тоже записалась.

С осени около ста человек девчонок начали осваивать снайперское искусство. Целый день они работали на производстве, а вечерами, часов в одиннадцать, — учились, по воскресениям ходили на стрельбища. Мария была командиром взвода. В июле 1943 года они должны были закончить обучение и отправиться на фронт. Но, как говорится, у судьбы свои планы. Весной того же года её принимают кандидатом в партию.

- Меня вызвала второй секретарь горкома партии, — вспоминает моя собеседница, — и спрашивает, закончила я учиться или нет. Я гордо ответила, что осталось только экзамены сдать и — на фронт! Сказала, что мне уже повестку вручили. Она взяла мою повестку и тут же стала звонить в городской военкомат,  меня и еще нескольких человек оставили, чтобы отправить на Север, ловить рыбу для фронта.

Девушка до слез расстроилась, но делать нечего, нужно собираться. На следующий день её, вместе с остальными, привезли в крайком комсомола г. Красноярска. Вечером того же дня подошел пароход «Мария Ульянова», и более ста человек отправились на чужбину. Пять суток пути и вот — первая остановка — г. Туруханск.

- Помню большой рыбзавод, а в нем красный уголок. Нас всех туда поместили и, по два-три человека, начали распределять по селам, кого-куда рыбачить. Спали на полу, я была одета в сапоги и телогрейку, которые мне сшил папа.

Несмотря на то, что прошло столько лет, она помнит, все до мельчайших подробностей. Как же иначе, ведь с этими местами связанно многое – это интереснейшая работа директором Дома культуры. С блеском в глазах Мария михайловна рассказывала, как готовилась первая пьеса — «Бесприданница». Вспомнила, как однажды ей со знакомым пришлось добираться до Туруханска 160 км на лодке, передавая по очереди весла друг другу, и многое другое, включая историю знакомства со своим супругом.

- Ерофей Яковлевич Чалкин, — продолжила М.М. Чалкина, — был ранен 24 февраля 1944 года в мой день рождения. Помню, как он на костылях пришел в райком партии и его незамедлительно взяли заведующим орг.отделом. Наши кабинеты находились рядом, да и помощник секретаря подталкивал  его, чтобы он со мной дружил. Совета коллеги он, конечно же, послушался, провожал меня домой, а вскоре сделал предложение. Честно сказать, я не хотела за него замуж, потому что было немножечко страшно, что он без ноги. Он настаивал целых три месяца, я, конечно же, сдалась и мы поженились. Затем появились две красавицы дочки.

В 1950 году Ерофея Яковлевича райком партии отправил в партийную школу города Красноярска. Я подумала: как же я буду с двумя детьми маленьким? Примчавшись на телеграф, я стала звонить своим родителям, которые предложили переехать к ним в г. Абакан.  Я так и сделала. По приезду устроилась работать в Центральную сберкассу инспектором.

Как только Ерофей Яковлевич закончил школу, ему по распределению предложили ехать работать либо в Большую Мурту, либо в п. Идра. Взвесиве все за и против, мы переехали сюда. Он устроился работать в редакцию, а я в «Прогресс». Перед уходом на пенсию 11 лет проработала заместителем директора в ателье (КБО).

После ухода на заслуженный отдых она ни минуты не сидела на месте, вязала крючком, кстати, в ее доме, куда ни глянь, кругом ажурные салфетки и вышитые крестиком подушки, а еще она хорошая травница, готовая дать совет всем, кто в нем нуждается.

Мария Михайловна, несмотря ни на что, на судьбу не обижается. Под старость лет – бабушку радуют двое внучат и два правнука.

 Перед уходом я задала ей вопрос, который хранила до конца беседы.

- Как же вам удалось, дожив до столь солидного возраста, выглядеть так энергично? Может быть, есть какая-то тайна?

- Никакой тайны нет, — улыбаясь ответила моя собеседница. – Жила, как все – работала, воспитывала детей. А муж был — ну, просто замечательный! Сколько себя помню, была окружена хорошими людьми. Ставила себе цели – большие и маленькие – и добивалась их. И главное — всегда была при деле. Человеку ведь важно быть нужным!

Новое время
Редакция