Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Официальный сайт газеты
Большая Мурта
17 мая, пн

Сороковые — роковые

18 апреля 2021
26

С каждым годом мы всё дальше и дальше уходим от военной поры. Но время не имеет власти над тем, что люди тогда пережили. Дети войны — это люди, родившиеся в период с начала тридцатых годов до дня Победы, дети погибших фронтовиков и сироты войны. У всех разные судьбы, но одно общее — им пришлось с ранних лет испытать на себе тяжесть военных лет и послевоенной жизни. Они с детства познали, что такое нужда, голод, непосильная работа, утрата самых близких. Ели траву, лепёшки из гнилой картошки и каждый день трудились во имя Победы.

Татьяна Ивановна МЕНЬШИКОВА  — дитя войны. Родилась в семье крестьян в 1940 году в Тасеевском районе Красноярского края. Когда ей было год и пять месяцев, началась война. Отец ушёл на фронт в первую же неделю вместе со своими тремя братьями. В августе 1943 года погиб. В 1944 его старший брат пришёл домой по ранению, но вскоре умер, остальные тоже погибли на войне.

Так мама осталась с тремя дочерьми совершенно одна. Работала в колхозе. Деньги в то время не платили. Те, кто работал на производстве, получали хоть какой-то паёк, а в колхозе ничего не давали. С людей, наоборот, тянули за всё налоги. 

— Мне всю жизнь было обидно, что я не помню своего отца, — начала свой рассказ Татьяна Ивановна. — Я его даже не видела. Нелегко нам было одним. Во время войны, да и после, советским колхозникам долго вообще не платили, работали за трудодни, предполагавшие в конце года натуроплату (чаще всего зерном). Помню, как один год выдали горох, чёрный, гнилой. А люди целый год работали за эту гниль! Хлеб пекли наполовину с картошкой. Зато в школьном буфете продавали настоящий, красивый хлеб, у меня тогда была мечта поесть его вволю.

Полную версию читайте в номере 14 от 04.04.2021

Анна Серебренникова
Корреспондент