Большая Мурта
25 сентября, пт
11°
Большая Мурта
25 сентября, пт
11°

Зачем была та странная война?

Афганистан – это слово в нашем представлении прочно и неразрывно связано с войной. Действительно, страна без перерыва была охвачена боевыми действиями, начало которым положил отнюдь не ввод советских войск в декабре 1979 года, обернувшийся затем наиболее масштабным военным конфликтом с участием советских солдат после Великой Отечественной войны, в свою очередь, занявшим без малого целиком последнее десятилетие существования самого СССР.Эта война стала судьбой целого поколения, у которого со словом «Афган» связано слишком многое – участие в тяжёлом и трудном деле, суровые испытания, раны и потеря товарищей – всё то, что после распада страны, пославшей солдат на войну, оставляет всех прошедших её и погибших бойцов не русскими, украинцами или узбеками, но – «нашими».
11 февраля 2017
2

Афганистан – это слово в нашем представлении прочно и неразрывно связано с войной. Действительно, страна без перерыва была охвачена боевыми действиями, начало которым положил отнюдь не ввод советских войск в декабре 1979 года, обернувшийся затем наиболее масштабным военным конфликтом с участием советских солдат после Великой Отечественной войны, в свою очередь, занявшим без малого целиком последнее десятилетие существования самого СССР.Эта война стала судьбой целого поколения, у которого со словом «Афган» связано слишком многое – участие в тяжёлом и трудном деле, суровые испытания, раны и потеря товарищей – всё то, что после распада страны, пославшей солдат на войну, оставляет всех прошедших её и погибших бойцов не русскими, украинцами или узбеками, но – «нашими».

15 февраля исполняется 28 лет со дня вывода советских войск с территории Афганистана.

Уроженец д. Минск Большемуртинского района Игорь Иванович Ефремов сегодня счастливый и вполне успешный многодетный отец. Вместе с женой они вырастили девятерых детей, пятеро из которых уже достаточно взрослые и живут отдельно. Кроме того есть и внуки, и совсем скоро появится ещё один. В доме постоянно детский смех, шум, гам, суета… И это ли не счастье?
Игорь сам вырос в большой и дружной семье, но о том, какой будет его семья, не задумывался.
В школе он был очень активным, спортивным и любознательным подростком (к тому времени семья переехала в Большую Мурту). О чём-то мечтал, к чему-то стремился, впрочем, как все сверстники.
После получения аттестата о полном среднем образовании решил пойти работать, хотя старшая сестра настаивала на поступлении в институт. Но тут Игорь проявил настойчивость и устроился на работу в ПМК-2 трактористом, ему тогда ещё не было 18 лет, но на руках было свидетельство об окончании курсов по автоделу (тракторному делу). Одним словом, юного тракториста приняли и, через несколько месяцев, по ходатайству руководителя ПМК-2 он поступил на курсы водителей.
Наличие водительских прав, наверное, сыграло роль в его будущем. В мае 1981 года Игорь получил повестку в армию. 14 мая из Красноярского сборного пункта в составе 98 призывников (из них четверо большемуртинцев) он был отправлен в г. Ташкент. Добирались до места назначения четверо суток на поезде. Никто из новобранцев даже не предполагал, где и как будет служить.
В Ташкенте располагалась учебная часть, где новобранцы постигали азы военной науки. Игорь проходил службу на учебно-пусковых агрегатах на военном аэродроме. Единственное, что он знал о предстоящей службе, что будет снабжать топливом авиационную технику, но вот где?..
Когда время службы в учебке подходило к концу, ребят группами стали распределять по воинским частям. Солдаты, что были старше, предупреждали молодых о том, что, если разбудят в 5 утра, значит дорога одна – Афганистан. Но в силу молодости, бесстрашия, а может даже и беспечности эти слова не воспринялись всерьёз. Да и не было раньше такого, как сейчас – косить от армии. Патриотическое воспитание играло свою роль.
Игорь и ещё пятеро ребят были распределены для прохождения дальнейшей службы в Афганистан, но об этом они узнали только тогда, когда сошли с трапа самолёта. Когда стих шум двигателей, со стороны гор, которые окружали аэродром, стали слышны звуки взрывов и выстрелы, и вот тогда солдаты всё поняли.
– Стало не по себе, – вспоминает Игорь. – Но в тоже время страха не было, просто неприятный холодок «бегал по спине».
Прапорщик вертолётного полка поприветствовал нас на афганской земле, и перед дорогой до конечного пункта назначения г. Джелалабада велено было подкрепиться. По пути в столовую прапорщик обратил наше внимание на «Миги», летевшие высоко в небе, но при этом ни звука не было слышно. Он приказал лечь на землю и закрыть уши, поскольку от сверхзвука могли лопнуть барабанные перепонки.
Затем, согласно приказу командования, мы должны были доставить бомбы в Джелалабад. Перегрузили их из машины в самолёт и вместе с ними полетели. Когда самолёт приземлился, мы загрузили бомбы на машины и поехали в военный палаточный лагерь. Вот так прошёл мой первый день в Афганистане.
Когда наступила ночь, прибывшие на место службы новички особенно остро поняли суть происходящего. Несмотря на то, что усталость валила с ног, сна у ребят не было. Обратной дороги нет. Война.
Заместитель командира взвода поддерживал солдат всегда. Дедовщины в таких жёстких условиях, как там, не было.
– Дембеля рассказывали о своей службе, о том, что стало намного спокойнее, чем было раньше, – вспоминает Игорь. – Им приходилось выкапывать глубокие ямы и устанавливать в них палатки, чтобы на поверхности оставались только крыши, которые впоследствии были изрешечены пулями.
За время службы Игорь вместе с другими солдатами неоднократно подвергался миномётным обстрелам со стороны душманов. Но чаще это происходило именно на аэродроме, где находилась военная техника. Разведгруппы на вертолётах постоянно патрулировали территорию в воздухе. И если были обнаружены «духи», ликвидировали их.
В боевых действиях Игорю участвовать приходилось тогда, когда в составе колонны машин он двигался (был водителем МАЗа) по горным ущельям. Они доставляли топливо для авиационной техники из Кабула в Джелалабад.
– За аэродромом протекала река Кабул, на ней – ГЭС и водохранилище, – вспоминает Игорь. (Причём, когда он обо всём этом рассказывал, казалось, что мысленно снова был там, под палящим солнцем. Он помнит всех однополчан по именам, особенности местного пейзажа, повадки душманов.) – Немного задумавшись, Игорь продолжает свой рассказ. – С одной стороны водохранилища были отвесные скалы, там когда-то находился аул, наши солдаты прозвали его «мёртвой деревней». Для душманов эти мазанки и хибары были хорошим укрытием во время обстрелов колонн. В начале войны командованием было принято решение эвакуировать оттуда мирных жителей и разбомбить аул. Остались развалины, в которых тоже находили укрытие вражеские лазутчики.
Душманы всегда действовали согласно тактике. Они минировали дорогу недалеко от развалин аула и, когда одна из машин взрывалась, вся колонна останавливалась. Вот тут начинался обстрел.
Был ещё случай, когда колонна миновала этот опасный участок дороги, тогда мы направлялись в Кабул за топливом. В ущелье Суруби, где находился наш центральный пост, всегда менялось охранное сопровождение на БТР. И вот, когда мы уже тронулись в путь, начался обстрел машин мирных жителей, которые всегда старались проходить опасные участки дороги с военными. Когда, наконец, удалось их отбить, колонна двинулась вперёд, как вдруг впереди меня машина остановилась, и водитель бросился на землю. Оказалось, во время обстрела была повреждена воздушная трубка. Насколько было возможно, мы с ним устранили повреждение и продолжили путь.
Всякое случалось за время службы Игоря, но волею судьбы он не был ранен, не видел того, как гибли ребята. Ангел-хранитель всегда был рядом. Родителям он долго ничего не писал о том, где служит, хотя отец, бывший фронтовик, наверняка догадывался. Письма тоже писал всегда отец, и только однажды – мама. И вот тогда Игорю пришлось написать правду родителям.
Почти перед дембелем нескольких солдат, в том числе и Игоря, под командованием заместителя по технической части, отправили в г. Термез за машинами. До Ташкента они летели на самолёте, а дальше на поезде. Когда прибыли в Термез и осмотрели машины, приняли решение не брать их, потому как техника была полностью разукомплектованная. Сразу уехать назад не получилось, пришлось ночевать в зимнем клубе воинской части. Но в ту ночь никто из них не смог уснуть, потому что стояла тишина, от которой ребята за время службы отвыкли.
Вернулись они в свою часть, и через некоторое время начался отсчёт дней и ночей, впереди была дорога домой.
27 мая 1983 года закончил службу солдат-срочник Игорь Ефремов.
– В Ташкент прилетели поздно вечером, прошли таможенный контроль, получили в кассе деньги. Хотели сразу взять билеты домой, но, увы, их не оказалось. Пришлось ехать к родственникам однополчанина.
На следующий день, и то, по счастливой случайности, достали билеты.
Несмотря на то, что Красноярск меня встретил холодным, пронизывающим ветром, душа ликовала. Я дома!
За мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан Президиумом Верховного Совета СССР награждён юбилейными медалями. За патриотизм и защиту интересов Родины, за преданность идеалам мира, добра и справедливости – медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». Имеет нагрудный знак «Воина-спорсмена».
Как бы не менялось отношение общественности к этому факту нашей истории, люди, вынесшие на себе груз войны, прошедшие сквозь её огонь, были и останутся для нас героями, достойными преклонения.
Для нас воины-афганцы стоят в одном ряду с теми, кто защищал Родину в годы Великой Отечественной войны. Это герои, которые искренне верили, что выступают в интересах Родины, той, которой они доверяли и любили.

Новое время
Редакция